Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
--
+
+

Красный пульс, № 5, текстовая версия

 

В этом выпуске будет рассмотрена статистика трудовых протестов в других странах. Начнём с Франции.

На следующей диаграмме представлена доля компаний Франции, назвавших ту или иную причину забастовки в 2015 г. Так как одна и та же компания могла назвать несколько причин забастовок, их сумма оказывается больше 100. Отдельно французский журнал отмечает, что данные по сфере строительства нерепрезентативны, а потому не включены в таблицу, на основе которой мы составляли диаграмму, а категорию «коммерция» мы приводить на диаграмме не стали, дабы не путать читателя. Причины смотрите в 1 выпуске «Красного пульса».
image002.png
В общем и целом, доминирует, как видите, как и в России, зарплата. Она, родимая, есть главный мотив забастовок, в абсолютном большинстве случаев. Второе место занимает недовольство условиями работы. Третье место – занятость. Рабочее время как мотив плетётся в хвосте.

На каких рабочих мы рекомендовали бы опираться коммунисту, агитирующему за сокращение рабочего дня во Франции? Конечно же, на работников сферы транспорта и складирования! Фабрично-заводские рабочие во Франции в наименьшей степени склонны выражать недовольство своим рабочим временем. Но не следует забывать, что работники транспорта более чем кто-либо устраивают проблемы для буржуазии во Франции. 

Давайте попробуем обойти баг французской буржуазной статистики не очень красивым способом и представить на круговой диаграмме доли компаний, назвавших те или иные причины забастовок в форме процента от их суммы, которая окажется больше 100.

Более всего поднимают проблемы трудового времени, выяснится в этом случае, транспортники – 17%. Они же чаще всего требуют улучшения условий труда и реже всего требуют зарплаты.
image004.png
Наименее склонны бастовать по вопросам рабочего времени фабрично-заводские рабочие – 14%. Они же менее всего бастовали во Франции в 2015 г. по вопросам условий труда. Из всех рабочих именно они склонны более всего требовать зарплаты, что согласуется с данными по Саратовской области. Также они наиболее болезненно реагируют на вопросы занятости. 
image006.png
 
Следует отметить, что если считать по-французски, то мы получим следующую таблицу для Саратовской области. Увольнения и сокращения выйдут на первое место, но за пределами сферы услуг они назывались рабочими как вторичная причина. Но насколько при этом научно рассуждали фабрично-заводские рабочие? 
Безымянный.png
Историографически сокращения штата на предприятиях области предшествовали задержкам зарплат, толкнувшим людей на забастовки на рассматриваемых четырёх предприятиях. По анонимному признанию директора одного из производств, собственник рад бы избавиться от предприятия, а активы выводятся в оффшор. Сами рабочие, о которых идёт речь – рабочие узкой специальности, профессионалы своего дела, не офисный планктон, не чернорабочие, работают зачастую на предприятиях области династиями. Им некуда особо идти работать, когда задерживают зарплаты. Держатся до последнего за место, когда денег чтобы прокормить семью нет – бастуют. 

Вспомним трэнды прекаризации трудовых отношений в мире, трэнд роста общего числа безработных, трэнд роста производительности труда, выражение генсека Милиневского из техно-оперы Виктора Аргонова о том, что «автоматизация – естественный процесс, и так уже в масштабах всей планеты...» Производительность труда может оказаться показателем уровня автоматизации…

Вернёмся ненадолго во Францию. Круговая диаграмма для сектора услуг займёт промежуточное положение среди остальных круговых диаграмм. 
image008.png
Можем ли мы, по совокупности имеющихся данных, назвать транспортников во Франции самыми сознательными рабочими? Мы не делаем таких эмпирических обобщений. Наши эмпирические обобщения заключены в наших диаграммах и графиках. Остальное – гипотезы. 

Перенесёмся в Китай. Диаграмма показывает процент забастовщиков с теми или иными требованиями в 2010 году. Зарплата присутствует как требование в 90% случаев. Но в 37% случаев к требованиям зарплаты добавляется требование сократить время работы. Китай, таким образом, для агитатора за сокращение рабочего дня это почти Эльдорадо. Обратите внимание на сектор «Увольнения». Это единственный сектор, где китайские рабочие не требуют зарплат. Следует отметить, что данная диаграмма характеризует преимущественно фабрично-заводских рабочих. Работники фаст-фуда составляют в таблице, на основании которой составлялась диаграмма, лишь 10%. Работники фаст-фуда требовали зарплаты.
 
image010.png
Оставим Китай и перенесёмся в Бразилию. Как видите, в 2016 году доминирует мотив зарплаты. Преимущественно это (31%) – задержка зарплат. Есть и специфические для Бразилии причины. Агитатору за сокращение рабочего дня в Бразилии будет трудно работать, да. 
image012.png
А вот причины забастовок в ЮАР. Понятно, что доминирует зарплата. Здесь возможен баг неточного перевода, но обратите внимание, здесь, как представляется, велика роль субъективных причин: дисциплинарные вопросы, обиды, профсоюзное одобрение (recognition). В совокупности они составят 21%. О сокращении рабочего дня речи здесь не идёт. 
image014.png
Что же Индия? Рассмотрим 2014 год. Странно было бы ожидать, что доминировать будет не зарплата. Второе место занимают такие причины как устав требований, недисциплинированность и насилие, которые составят в совокупности 26%. 10% придётся на кадровый вопрос и сокращения штатов. Последнее составит всего 1%. Здесь также не идёт речь о сокращении рабочего дня.
image016.png
Какое эмпирическое обобщение можем мы сделать по совокупности имеющихся данных? Основной мотив рабочих мира – требование зарплаты. Устраивает ли это коммунистов? Нет. Что делать? Имеющихся данных недостаточно для ответа на этот вопрос. 

Тут хочется сделать следующую заметку на полях. Капиталисты в России, судя по принимаемым их правительством ныне законам и задержкам зарплат ранее – лузеры в новом мире, они прогорают. В этих условиях единственный выход для трудящихся – взять ответственность за страну на себя, перевести её на рельсы плана в интересах народа, позволяющие произвести новую индустриализацию и модернизацию производства, которые позволят выжить в условиях давления международного монополистического капитализма за счёт возросшей производительности труда. В этом случае наиболее надёжно было бы положиться на людей, заинтересованных в сверхиновационном производстве – на фабрично-заводских рабочих, инженеров и программистов, часть научной интеллигенции. При таком рассмотрении главный критерий авангардности фабрично-заводских рабочих оказывается в пространстве будущего. Не более, чем заметка на полях.

Возвращаясь к нашей статистике: обратите внимание также, что в странах сильного пролетариата, таких как Бразилия, ЮАР и Индия, невелика роль такого мотива как увольнения. Этот мотив наиболее ощутим во Франции, несколько меньше – в России и в Китае. Спасибо за внимание!

Ссылки:

1. DARES résultats, Octobre 2017, № 065 
2. Материалы корпункта Красное ТВ, Саратовская область.  
3. Mouvement Communiste and Kolektivně proti kapitálu. Workers' autonomy strikes in China.  
4. Balanço das greves de 2016 / DIEESE / nº 84 – agosto de 2017.  
5. Industrial Action Report / Department of Labour / Pretoria, 2017.  
6. Indian Labour Statistics 2015.  
 
Красное ТВ, Саратовская область

Добавить комментарий (всего 0)