Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+6
+
+

Их Родина призвала на подвиг

Опубликовано:  05.06.2016 - 15:57

Их Родина призвала на подвиг в самые сложные дни во всей послереволюционной истории Кубы. На Кубе его называют «особым периодом». Рухнула все европейская система социализма. По историческим меркам, в одночасье рухнула. Предотвратить, с амортизировать обвал экономики, перенастроить внешнеэкономические связи у Кубы элементарно не было времени. Приказ из Москвы пришел: свернуть все работы и вывести всех специалистов, работавших в стране, в трехдневный срок. Возмутилось даже российское посольство в Гаване – такие приказы отдают только в случае объявления войны. Срок эвакуации специалистов увеличили до 1 месяца. Остались недостроенные заводы (в том числе никелевый), другие незавершенные совместные проекты. В них были вложены не только советской стороной, но и кубинской огромные деньги. И завершить строительство самостоятельно Куба не могла, даже если бы изыскала средства: вся конструкция предприятий была настроена на советский технологический процесс и советское оборудование. Оборудование так и не было поставлено, постсоветская Россия разорвала договора поставки в одностороннем порядке. Недостроенные заводские корпуса быстро стала осваивать буйная тропическая растительность…  Деньги было даже занять не у кого, США жестко контролировали и мгновенно карали тех, кто решался проводить финансовые и торговые  операции с Кубой. К слову, до сих пор карают… А тогда… Никогда блокада Острова Свободы не была такой плотной.

Плюс, вдохновленные самым успешным за 70 лет натиском империализма, майамские ультрас развязали массированную террористическую войну против Кубы и всех, кто хотел дружить с революционной Кубой. Защищаясь, Куба направила лучших своих сынов в майамский гадюшник, чтобы быть в курсе планов террористов. Среди них были наши герои – Рамон Лобанино, Херардо Эрнандес, Антонио Герреро, Рене Гонсалес и Фернандо Гонсалес.

Формально, бандформирования для свержения законного правительства Кубы, созданные и оплачиваемые правительствами США, не имеют отношения к государственным и военным структурам Соединенных Штатов. Но наших героев обвинят именно в шпионаже против Соединенных Штатов, в деятельности, наносящей вред государственным интересам США. Обвинителем на неправом и управляемом судилище над кубинскими патриотами будет правительство США.

…1998 год. Арест в Майами. Одиночные камеры на весь период следствия. Жесточайший моральный прессинг. Трое из них два года не раскрывают своих имен. Они знали, что им грозят пожизненные сроки заключения. И молчали, не называя даже своих имен. Их подлинные имена обнародовало правительство Кубы. Когда надежды на судейскую справедливость уже не осталось. Их имена и подробности их судьбы прозвучали на всю страну. Правительство Кубы дало им возможность защищаться под своими именами, а их детям гордиться отцами-героями. И правительство Кубы, а точнее лично Фидель, дал слово им и всему кубинскому народу: «Они вернуться! Volveran!»

Во время визита Пятерых героев в нашу страну, мне задали вопрос, на который я не отвечала уже очень много лет. Настолько давно, что даже пришлось напрячь память, чтобы вспомнить ответ на него. «Почему вы приняли их судьбу так близко к сердцу, мало ли политзаключенных? Не потом, когда о них заговорил весь мир, а тогда, в самом начале?» Я вспомнила. Потому, что вместе с рассказом о новой несправедливости США в отношении Кубы, мне дали перевод их речей (последнего слова каждого) на суде.

…Уже известен приговор, точнее то, что требует обвинение. И ясно, что суд и присяжные с ним согласятся. У Херардо – два пожизненных плюс 15 лет, у Антонио и Рамона – более, чем по пожизненному заключению. Огромные сроки у Фернандо и Рене. Всех ожидает «жизнь в кандалах», как самых страшных преступников. Огромное количество людей в этой ситуации использовали бы последнее слово на попытку смягчить приговор. Каждый из Пятерки использовал свое слово, чтобы защитить свою страну, обвинить тех, кто покушается на ее исторический выбор, независимость, социализм. Антонио это сделал в стихах.

Эту потрепанную брошюру с ужасным (если честно сказать) переводом я храню как зеницу ока. По силе духа, правоте, речи членов Пятерки на суде можно поставить в один ряд с речью Георгия Димитрова и «История меня оправдает» Фиделя Кастро.

Есть еще один фактор, наверное, самый важный, в работе, накрепко связавшей мою жизнь с делом Пятерки. Лучше всего, на мой взгляд, его определила Оля Гарбуз: «Не надо делать вид, что мы любим Кубу и боремся за Кубу, потому, что это прекрасная страна с роскошными пляжами в Атлантическом океане. Мы друзья кубинской революции. Мы боремся за социализм». И это мнение разделяли подавляющее большинство членов Российского комитета – это наш участок фронта в борьбе за социализм.

Поэтому, когда членам Комитета – Тане Даниловой (КТВ), Саше Дорогокупец (Рабочий университет), А.В. Харламенко (Венсеремос) и мне – представилась возможность взять интервью у наших героев, мы решили задать вопросы не о их героической судьбе, а те, которые волнуют все комдвижение России – о ситуации в мире, о судьбе кубинского социализма и социализма вообще, о сути реформ, проходящих в стране. Как коммунистам, посвятившим жизнь служению Родине и идеалам социализма.

Как коммунист заявляю: «Ответами удовлетворены».

Елена Ложкина

 

Координатора Российского Комитета борьбы за освобождение Пяти кубинских патриотов

Добавить комментарий (всего 0)